Заметка «Фильтр мнений» Билла Браудера

Уильям Браудер //Фото: AFP

Как владелец Hermitage с помощью чиновников и конгрессменов США блокирует неугодные ему расследования СМИ

Переписка высокопоставленного чиновника Госдепартамента США Роберта Отто, выложенная хакерами в открытый доступ, скрывает в себе немало любопытных эпизодов лоббистской деятельности владельца фонда Hermitage Уильяма Браудера. Один из наиболее показательных сюжетов касается американской телекомпании NBC, которая решила было провести собственное расследование смерти российского юриста Сергея Магнитского. Однако этому расследованию так и не удалось дойти до эфира. Причина – в мощном давлении на телекомпанию со стороны Браудера, которое из настоятельных советов и уговоров очень быстро трансформировалось в угрозы.

Толчком к расследованию NBC стал документальный фильм Андрея Некрасова «Закон Магнитского. За кулисами», который – неожиданно для Браудера – ниспроверг долгие годы распространяемую на Западе легенду о смерти юриста от рук «коррумпированных силовиков» – приспешников «кровавого путинского режима». Фильм был запланирован к показу в зале заседаний Европарламента, но владелец и юристы Hermitage при поддержке чиновников Госдепартамента США, конгрессменов, а также ряда журналистов и издателей СМИ, добились отмены этого показа. Позже Браудеру удалось добиться также исключения фильма из программы кинофестиваля в норвежском Гримстеде. Эта масштабная антинекрасовская кампания также детально отражена в почтовом архиве Роберта Отто, и уже была описана в прессе.

Но запретом фильма дело не ограничилось. Взбудораженные самим фактом наличия альтернативной версии событий 2009 года в «Матросской тишине», репортёры и редакторы многих мировых СМИ попытались убедиться в её праве на существование, провести собственные расследования. И Браудеру пришлось вести борьбу за чистоту созданного им мифа сразу на нескольких фронтах: не только блокировать показ неугодного фильма, но и «гасить» неуёмную любознательность некоторых газет и телеканалов, пока что не состоящих на содержании у финансиста.

Как велась эта борьба, какими правдами и неправдами, какими способами оказывалось давление на «неправильных» журналистов – отражено в той же «вскрытой» переписке Роберта Отто. И, пожалуй, самым наглядным примером можно назвать кампанию по противодействию работе репортёра NBC Кена Диланяна.

Первые слухи о том, что творческий замысел режиссёра Некрасова пошел «не по тому» пути, дошли до людей Браудера в середине апреля 2016 года (показ фильма в Европарламенте был, запланирован, напомним, на конец апреля).

Вот помощник конгрессмена Дейны Рорабейкера Пол Берендс пишет сотруднику Комитета Палаты Представителей по иностранным делам Кайлу Паркеру – одному из главных персонажей вскрытой «переписки», который откровенно работает на Билла Браудера и, по собственному признанию, семь последних лет «живёт делом Магнитского».

Apr 19, 2016, at 14:33

Тема письма: Вопросы по Закону Магнитского в ходе нашего последнего визита в Москву

Кайл,

Мы получили некоторую информацию о законе Магнитского во время нашей последней поездки делегации конгресса в Москву. (Поездка состоялась 2-4 апреля 2016 г. – Ред.)  Дайте мне знать, когда у вас найдётся время, чтобы поговорить об этом.

Паркер, похоже, не сразу «врубается», насколько серьёзна тема, с которой обращается к нему Берендс:

Конечно, мне было бы очень интересно услышать о вашей поездке. Я не в офисе из-за рождения ребёнка, но буду наведываться туда в ближайшие недели и, думаю, завтра утром смогу назначить время.

В этот же день секретарь-координатор Комитета Палаты Представителей по иностранным делам Дуглас Андерсон уведомляет коллег, что запланированные на завтра слушания по «глобальному Акту Магнитского» отменяются:

Новость вызывает живую реакцию у Паркера и его коллег, подерживающих позицию Браудера:

«Что случилось с <рассмотрением> по Магнитскому?» – спрашивает Кайл у своей коллеги Дженис Кеджьютан.

«Отклонили из-за того, что им это надоело, и из-за имени <в названии> акта, я так думаю», – отвечает Дженис.

Здесь необходимо короткое пояснение: в ходе многочисленных слушаний по так называемому «глобальному Акту о правах человека», которые длились с декабря 2015 по декабрь 2016 года, многие американские политики выступали против того, чтобы в названии этого закона присутствовало имя Сергея Магнитского. «Закон Магнитского», предусматривающий санкции в отношении ряда российских чиновников, был принят в США еще в 2012-м году, однако в конце 2015-го сенатор Бен Кардин (чье имя мы еще встретим в представленной ниже переписке) предложил расширить действие этого закона на весь мир – все страны, где, по мнению сенатора, нарушаются права человека. Расширенную версию закона было предложено назвать «Глобальным Актом имени Магнитского». Это предложение раскритиковал, в частности, сенатор Дейна Рорабейкер, справедливо полагая, что такой демонстративно-показушный шаг осложнит и без того непростые отношения между Россией и США. Ведь, по сути, российскую историю с Магнитским, вся правда о которой ещё далеко не раскрыта, сделали таким образом нарицательной – символизирующей ущемление прав человека в любой точке мира. Несмотря на эти аргументы, «Глобальный Акт о защите прав человека имени Сергея Магнитского» всё-таки был принят и подписан уходящим президентом Обамой в декабре 2016 года.

Кайл Паркер, как видно из переписки, был одним из ярых проводников этого закона и включения в его название имени Магнистского. Он отвечает Кеджьютан:

«Вот странно, я слышал о том, что их это утомило, но думал, что это касалось поправок <Эда> Ройса (глава Комитета Палаты Представителей по международным делам. – Ред.). Но я впервые слышу возражения по поводу наименования. Не вижу в этом резона, почему они против? У нас уже есть изданный закон Магнитского, который они же единодушно одобрили».

Кеджьютан отвечает:

«Нет другой информации, знаю только, что несколько членов <Палаты Представителей) высказывали им эти возражения. Я могу предположить, кто был источником смуты – определенно, Рорабейкер».

Ответ Паркера по-своему забавен:

«Это наводит на подозрения <…> Пол <Берендс> написал мне сегодня, что хочет обсудить то, что он услышал от русских по поводу акта Магнитского. Как гордый член “омерзительной восьмёрки” я натурально возмущен:-) ».

Здесь Кайл Паркер иронизирует над публикацией одного из российских СМИ, которое незадолго до этой переписки включило его имя в список восьми главных врагов России.

На что Кеджьютан отвечает:

«Это невероятно! Омерзительная

Буквально через день всем участникам переписки становится уже не до смеха. Очевидно, Паркер встретился с Полом Берендсом, и получил от него крайне тревожную информацию, которой делится с коллегами.

Вот Паркер пишет коллегам:

«Хочу вас проинформировать о том, что г-н Рорабейкер был недавно в России и ему передали массу документов и фильм, который якобы доказывает, что Браудер и Магнитский были преступниками, которые обманули правительство России с налогами. В этом нет ничего удивительного, поскольку оба <в России> осуждены –Магнитский посмертно и Браудер заочно. Я смотрел фильм, в нём нет ничего нового: все та же переупакованная ложь МВД <России>. В офис сенатора Кардина на этой неделе наведался репортёр NBC, который на следующей неделе может работать над этой темой, поэтому я не хочу, чтобы, в случае  их визита, вы были застигнуты врасплох. Я сейчас сварил кофе, и буду всю ночь готовить комплексное опровержение всех их доводов, чтобы помочь команде Кардина. Также направлю вам копию».

Подчеркнем: опровержение готовит не шататный юрист фонда Hermitage, не личный советник Браудера – а госчиновник, получающий зарплату за счет американских налогоплательщиков!

Соратники Паркера по службе на Браудера, между тем, не упускают повода подшутить над оппонентом:

«Спасибо, Кайл! Не Рорабейкер ли чествовал чеченского президента год назад, или около того?» – пишет Синди Бул

«Да, так точно. И Стивен Сигал был его адъютантом», — отвечает Кайл, приводя ссылку на новость в СМИ.

«или RSO (работник социального обеспечения, опекун из пенсионного фонда – Ред.) (ха-ха!)» –шутит Синди.

А вот переписка с «пиарщиком» сенатора Кардина Сьюзан Валицки, от которой Кайл Паркер узнал о запросе телеканала NBC. Очевидно, что Паркер и Отто являются не просто добрыми друзьями Браудера, а координаторами всех его лоббистских мероприятий, проводимых через Госдепартамент США, Конгресс и прочие госорганы. Об этом знают, кажется, все чиновники в США, и мало-мальски “тревожная” для Браудера информация из любого ведомства немедленно прилетает к Паркеру и Отто.

Валицки пересылает Паркеру письмо от репортера NBC Кена Диланяна следующего содержания:

«Мы работаем над сюжетом о серьезных сомнениях, которые возникли относительно версии смерти Магнитского, излагаемой Биллом Браудером, как я понимаю, несколько раз встречавшимся с сенатором Кардиным по этому поводу.

Никто не спорит, что Магнитский умер в результате отсутствия медицинской помощи в гнилой российской пенитенциарной системе. Но, например, Магнитский был не юристом, как называет его Браудер; нет никаких доказательств, что он был избит в тюрьме, как это утверждает Браудер; и из полицейских протоколов и судебных заключений следует, что он был задержан не потому, что «раскопал» якобы мошенническую схему. Он был задержан за уклонение от уплаты налогов компаниями Браудера. На самом деле, существуют убедительные доказательства, представленные в суде документы, что Браудера и его сообщников подозревают в мошенничестве, — и что Браудер сочинил историю «разоблачителя», чтобы скрыть это. Все якобы независимые сообщения об этом в СМИ и, например, Совета Европы, основаны на информации, предоставленной Браудером или людьми, связанными с Браудером. Российский режиссер, который выступает с критикой Путина, поставил перед собой задачу сделать фильм про Магнитского, но когда он начал «копаться» в этой истории, то пришёл к выводу, что это был обман. В нью-йоркской юридической фирме, которая представляет интересы российской стороны в гражданско-правовом порядке, утверждают то же самое, и говорят, что, изучая материалы, обнаружили уйму доказательств правоты режиссёра.

Мы планируем выпустить сюжет об этом на следующей неделе, и я бы хотел предоставить сенатору Кардину возможность выступить с комментарием. Он не особо вовлечён в эту историо, однако, если эти сомнения подтвердятся, то он станет одним из многих умных и влиятельных людей, которые, очевидно, были введены <Биллом Браудером> в заблуждение».

Подобные же тревожные звонки поступают Паркеру и Отто с разных адресов: от экс-посла США в Польше Дэниела Фрайда, от Николаса Новака, представителя Казначейства, и от других фигурантов, чьи комментарии рассчитывает получить настырный репортёр NBC. В письме представителю казначейства Диланян использует примечательную фразу, коорую можно считать заголовком несосостоявшегося сюжета: «Что считать «достоверной информацией», и кто решил, что она заслуживает доверия?» И всем адресатам Кена Паркер отвечает примерно так же, как Сью Валицки:

«Сью, я собираюсь подготовить проект ответа на эти утверждения на случай, если вы решите отвечать Кену. Очевидно, сенатор Кардин не хотел бы сильно втягиваться в это, но, думаю, подробный ответ от лица его пресс-секретаря будет лучшим способом, чтобы закрыть это дело. Я пришлю вам все, что у меня будет подготовлено к завтрашнему дню, и вы можете распоряжаться этим по своему усмотрению».

Итак, Паркер работает над унифицированным ответом на вопросы, которые репортёр NBC разным людям. Но разумеется, самая интересная порция вопросов адресована самому Биллу Браудеру, и самая главная версия ответов готовится именно для него.

Сначала Браудер, еще не зная намерений Диланяна, охотно идет с ним на контакт, но потом пытается всячески увиливать от общения с репортёром. Вот фрагменты их переписки, также сохранившиеся в архиве Роберта Отто.

Кен – Биллу Браудеру (на публичный адрес для связи), 11 апреля 2016 21:33:
«Привет, я пытаюсь связаться с г-ном Браудером, чтобы обсудить некоторые вопросы, которые возникли по поводу его позиции, связанной с Сергеем Магнитским. Большое спасибо».

Билл – Кену:
«Уважаемый Кен, буду рад пообщаться с вами. Мой email этот, или можете позвонить по телефону +44207 440 1777».

Кен – Биллу:
«Большое спасибо. Я немного занят сегодня, но могу позвонить в конце недели, годится?»

Билл – Кену:
«Нет проблем. Я уезжаю в командировку завтра днем (по лондонскому времени) до конца недели. Я могу ответить на ваши вопросы по электронной почте, или вы предпочтёте пообщаться по телефону?»

После этого диалога наступает двухнедельная пауза, во время которой Диланян, видимо, безуспешно пытается связаться с Браудером. Очевидно, что тому уже сообщили об истинных намерениях репортёра NBC.

26 апреля Диланян снова пишет Браудеру:
«Г-н Браудер, пожалуйста, дайте мне знать, готовы ли вы отвечать на наши вопросы? Я уверен, вы знаете, что в судебных документах, и в новом фильме содержатся обвинения в ваш адрес: что вы придумали эту историю <с убийством> Магнитского как свидетеля, чтобы прикрыть свою собственную предполагаемую налоговую аферу. Мы намерены сообщить об этих обвинениях. Наш собственный анализ показал, что английский перевод некоторых документов, представленных на сайтах, связанных с вами, не соответствует оригинальной русской версии в ряде ключевых моментов. Например, мы не нашли доказательств того, что Магнитский был жестоко избит незадолго до смерти, как Вы это описали. Я был бы признателен, если вы просто дадите мне знать, готовы ли вы обсуждать этот и другие подобные вопросы. Спасибо».

Браудер отвечает:
«Привет Кен, я знаю, что вы пытались дозвониться мне на прошлой неделе но, к сожалению, я был в переездах и не мог ответить. Я буду рад ответить на любые интересующие Вас вопросы о деле Магнитского и обо всем, что вы хотите сообщить своим зрителям. Учитывая серьезность обвинений, предъявляемых мне со стороны подозреваемых в отмывании денег <российских силовиков> и российского кинорежиссера, было бы лучше получить от вас в письменной форме все ключевые моменты истории Магнитского, которые вызывают у вас сомнения, и я предоставлю документальные подтверждения того, что каждый пункт этой истории в моем изложении это правда, а перечисленные вами доводы двух этих сторон из России являются ложью. Пожалуйста, четко сформулируйте ваши вопросы, чтобы я, соответственно, мог чётко на них ответить».

И вот список вопросов, которые Диланян 26 апреля 2016 г. высылает Браудеру. Имеет смысл привести его полностью.

— Вы неоднократно называли Сергея Магнитского вашим юристом, но, согласно судебным записям и интервью с некоторыми из его соратников, он был просто бухгалтером, который никогда не учился в юридическом институте и не получал лицензии на юридическую практику. Вы можете объяснить, почему вы его так называете?

-Вы неоднократно заявляли, что наняли Магнитского в 2007 году для расследования кражи компаний из группы Hermitage, называя его лучшим молодым адвокатом, которого вы могли бы найти. Но похоже, что Магнитский работал на Hermitage и аффилированных с фондом лиц, начиная с 2006 года, если не раньше. Когда все-таки Магнитский начал работать на Hermitage и аффилированных с фондом лиц? Разве не он работал на некоторых делах по налоговым льготам в Калмыкии, которые привели к вынесению решений по гражданским делам?

-Вы неоднократно говорили, что перед смертью восемь охранников больше часа избивали Магнитского резиновыми дубинками. «Восемь конвоиров с резиновыми дубинками избивали его в течение 1 часа и 18 минут, пока он не умер», — вот ваши слова в эфире NBC, сказанные 5 февраля 2015 года.

-Между тем, в докладе общественной комиссии по надзору за соблюдением прав человека в России, который широко цитируется в качестве основной версии смерти Магнитского, говорится, что никаких следов на теле Магнитского, кроме синяков от наручников, не было. Каковы ваши доказательства того, что он избивался восемью сотрудниками спецназа в течение 78 минут, прежде чем умер? Если это так, то почему нет синяков или других следов на голове и теле?

-Вы сказали, что Магнитский был задержан, потому что он заявил о причастности сотрудников полиции к мошенничеству на 230 миллионов долларов. В оригиналах же документов на русском языке, с которыми редакция NBC News ознакомилась на сайте «неприкасаемые» (который вы называете вашим веб-сайтом), говорится, что он был задержан по делу о налоговом мошенничестве с участием Вашей компании. Документы свидетельствуют о том, что он не высказывал обвинений в адрес полиции до 2009 года.

-Например, из русского оригинала показаний Магнитского от 5 июня 2008г. следует, что он не обвиняет полицию не в чём ином, кроме как в желании расследовать <ваше мошенничество>. Он даже подтверждает о тот факт, что Карпов предложил вернуть <изъятые> печати.

-Также в российских СМИ сообщалось – и это было продублировано на старом сайте фонда Hermitage, в соответствии с судебными записями, — что Римма Старова заявила российским властям о хищении средств из российского бюджета в апреле 2008 года – до того, как Магнитский узнал об этом.

-Как же Магнитский мог быть задержан в отместку за проступок, которого не совершал? Как он мог быть осведомителем о том, о чем впервые сообщил кто-то другой?

-Как вы знаете, режиссёр Андрей Некрасов и адвокаты компании Prevazon обвинили вас в искажении фактов, представленных в документах документы. Как вы реагируете на это обвинение?

-Некрасов был критиком российских нарушений прав человека, который говорил, что сделает фильм в защиту Магнитского. Как вы думаете, почему он теперь обвиняет вас?

-Юристы также говорят, что в суд располагает доказательствами того, что вы и ваши единомышленники совершили мошенничество на сумму 230 миллионов долларов. Как вы прокомментируете это?

-Согласно судебным записям, для того чтобы повторно зарегистрировать компанию в России в то время не были нужны оригиналы печати и другие подлинные документы. Это подрывает вашу версию о том, что полицейские украли документы для перерегистрации компаний?

-Вы публично заявили, что Магнитский обвинил <в мошенничестве> подполковника Кузнецова и майора Карпова, – двоих людей, которые попали в список Магнитского. 7 октября 2008 года, по данным сайта «неприкасаемые», он “подтвердил свои показания от 5 июня 2008 года о своём открытии преступления против фонда Hermitage и причастности к этому преступлению Артем Кузнецов и Павел Карпов. Кроме того, он упомянул имена других участников преступления, причастных к хищению бюджетных средств”.

-Однако из русскоязычных оригиналов этих показаний видно, что он не упоминал ни Кузнецова, ни Карпова. Как вы объясните это несоответствие?

-Также на сайте «неприкасаемых», есть английский перевод заявления Магнитского некому сотруднику МВД РФ от 13 октября 2009 года, написанного за месяц до его смерти. В этой английской версии, Магнитский обвиняет сотрудников МВД в “хищении 5,4 миллиарда рублей из государственной казны”, — и добавляет, что эти люди “были крайне заинтересованы в пресечении моей деятельности, связанной с оказанием помощи моему клиенту в расследовании обстоятельств, связанных с этими преступлениями.”

-Этого фрагмента нет в русской версии документа, как сообщили переводчики NBC Как вы объясните это несоответствие?

-Из ваших публичных заявлений и информации, представленной на сайте следует, что внутреннее расследование Hermitage и аффилированных с фондом юрлиц началось в 2007 году, – тогда же полиция могла бы совершить кражу. Но по документам, представленным в суде США, видно, что Сергей Магнитский был допрошен еще в 2006 году по фактам налоговых нарушений Hermitage и аффилированных компаний. Как вы прокомментируете это противоречие?

-Документы и показания также указывают, что налоговые гражданские иски подавались против некоторых аффилированных лиц Hermitage ещё в 2004 году. Когда же в действительности начались расследования в отношении налогов, уплаченных Hermitage и аффилированными компаниями?

-Вы говорили, что они были закрыты, но приводили доказательств. Каковы конкретные доказательства того, что Магнитский был задержан не за уклонение от уплаты налогов, а потому, что поднял ненужный шум?

При этом Диланян сообщает Браудеру, что сюжет готовится к выходу на телеканале  NBC уже завтра.

Очевидно, у Браудера уже есть любезно подготовленная Паркером подборка ответов на эти каверзные вопросы – две недели прошли не зря, — и, чтобы держать Диланяна «на привязи», он вроде как начинает расплывчато на эти вопросы отвечать. Не на все, выборочно.

Но при этом в рукаве у финансиста есть гораздо более мощный козырь. Его мы видим в копии письма от 27 Апреля 2016 г., 19:02. В это послание, которое Роберт Отто отправляет другому известному союзнику Браудера Дэвиду Крамеру, вложен pdf-файл – скан-копия письма, направленного руководству телекомпании NBC одной из юридических фирм, работающих на Hermitage. Письмо содержит прямые угрозы судебного преследования, заверения в том, что репротёр недостаточно хорошо разобрался в заявленной теме, и заканчивается многозначительный фразой:

«Просим подтвердить до наступления дедлайна, что материал не будет опубликован без дополнительного расследования».

Нужно понимать, что в послужном списке мощнейшей юридической махины Билла Браудера значатся тысячи выигранных исков. При этом американская судебная система не особо осторожничает в размерах выплат, присуждаемых в порядке компенсаций «репутационного вреда». Поэтому понятно, что редактор, издатель любого СМИ сто раз подумают, прежде чем вступать в судебный конфликт с владельцем фонда Hermitage.

И NBC, как следовало ожидать, «сломалась». В письме от 1 мая 2016 г., 20:22, Отто сообщает коллеге Джону Уильямсу:

«Я в курсе, что Браудер пригрозил судом NBC, если програама выйдет в эфир».

Сюжет, выход которого, как сообщал Диланян, планировался на 28 апреля, соотвественно, был снят с эфира.

На этом «охота» команды Браудера на любопытных журналистов не прекращается. Еще, как минимум, на протяжении месяца-двух Паркер, Отто, Уильямс и другие внимательно отслеживают все очаги «нездорового интереса» к делу Магнитского со стороны СМИ – гасят эти очаги.

Целая команда щтатных и внештатных помощников браудера мониторит не только американские и российские СМИ (в почтовом архиве Отто содержится множество ссылок на вышедшие публикации, так или иначе касающиеся «дела Магнитского») – под их наблюдением находятся практически все мировые масс-медиа. Многие из них, как мы уже знаем, де-факто работают на Браудера, поддерживая его легенду.

Вот, к примеру, Паркер информирует Роберта Отто:

«Донёсся слушок из NBC. Немецкое телевидение не покажет фильм <Некрасова>».

То есть, людям Браудера удалось не только блокировать сюжет на NBC, но и завести в недрах телекомпании надёжных информаторов.

Или вот – Евгений Румер, директор программы Фонда Карнеги по России и Евразии, ссобщает Паркеру и Отто о своём контакте с корреспондентом Financial Times Нейлом Бакли, персылая письмо следующего содержания:

«Евгений, мы встречались в Чатэм-хаусе (Королевский институт международных отношений Великобритании. – Ред.) несколько месяцев назад, и Джон Торнхилл – передавая вам свои наилучшие пожелания – предложил мне связаться с вами. Мы работаем над сюжетом о нынешней российской/международной кампании по дезинформации, направленной против Билла Браудера и <его версии> истории Магнитского. Джон отметил, что Государственный Департамент очень тщательно «прощупал» версию Браудера, и нашел её убедительной (о чем мне рассказазывал и сам Билл). Вы могли бы связать меня с нужным человеком, чтобы поговорить об этом, или, может быть в состоянии подтвердить, исходя из того, что известно лично вам?»

Еще один любопытный эпизод – замеченное людьми Браудера выступление Пресс-атташе посольства России в Южной Африке Александра Куляева, опубликованное в одной из южноафриканских деловых газет. Куляев высказал резонное недовольство тем фактом, что западные СМИ даже не пытаются принямать во внимание, ретранслировать позицию и аргументы российских властей по «делу Магнитского», излагая лишь легенду Браудера.

Взбешенный Билл Браудер тут же отправляет в редакцию газеты опровержение, сопровождая текст уже традиционными намёками на судебное преследование:

«Уважаемые господа, ниже мой ответ на весьма клеветнические и ложные заявления обо мне российского пресс-атташе Александра Куляева, опубликованные в вашей газете.

Я полагаю, что,  по южноафриканскому закону о СМИ, у меня есть законное право на ответ.

Пожалуйста, подтвердите, что вы получили это письмо и опубликуете его в самое ближайшее время».

…Лишь 6 мая, как видно из почтового архива Отто, у чиновников и всей «команды Браудера» в арсенале появляется наконец-то полностью подготовленное Кайлом Паркером «опровержение».

Занятно, что в ходе подготовки этого документа «спецам» Браудера пришлось якобы заново переводить на английский язык русскоязычные протоколы допросов Магнитского. Получается, вся легенда Браудера, распространяемая им на протяжении без малого восьми лет, базировалась на непроверенных переводах?! На фактах, которые не имеют под собой убедительных доказательств?

Да, именно к такому выводу пришёл в своем фильме режиссер Некрасов, и именно это пытался сообщить миру репортёр NBC Кен Диланян.

Данил Пирогов