Заметка АГСМ взыскал с РБК в пользу «Роснефти» 390 тыс. руб. за статью о подготовке к приватизации

Фото: РБК

Арбитражный суд Москвы частично удовлетворил иск «Роснефти» к РБК и четырем журналистам медиахолдинга, снизив сумму компенсации в 8 тыс. раз. По решению суда, РБК должен выплатить компенсацию за нанесенный нефтекомпании репутационный ущерб 390 тыс. руб., удалить статью и опубликовать опровержение.

Согласно решению суда, эту сумму должны выплатить две компании, входящие в холдинг РБК, — ООО «БизнесПресс», издающее газету РБК, и телеканал РБК, а также журналисты объединенной редакции Тимофей Дзядко, Максим Товкайло и Людмила Подобедова и ведущий телеканала Константин Бочкарев. Суд также обязал медиахолдинг удалить статью «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP», опубликованную 11 апреля на сайте РБК и ставшую предметом иска, и дать опровержение. Дополнительно суд постановил взыскать с каждого журналиста по 4,5 тыс. руб. В общей сложности «Роснефть» получит 408 тыс. руб., отмечает РБК.

«РБК вместе с коллегией адвокатов «Гриднев и партнеры», которая представляет интересы РБК в суде, изучит решение с адвокатами журналистов, после чего мы сможем дать совместную взвешенную оценку, в том числе о том, будем ли мы оспаривать решение суда», — заявил генеральный директор РБК Николай Молибог.

Заявленные в иске требования «Роснефти» были значительно масштабнее — компания планировала взыскать с РБК и журналистов 3,179 млрд руб. солидарно. Адвокаты «Роснефти» объясняли, как получили эту сенсационную сумму: размер ущерба был рассчитан исходя из оценки репутации компании. В частности, стоимость активов «Роснефти», по утверждению юристов, превышает 600 млрд руб. (При этом в отчете компании за 2015 год другая оценка гудвилл — 217 млрд руб. Такая же сумма содержится в ее отчете за первое полугодие 2016 года, то есть после выхода статьи РБК она не изменилась.)

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев, отвечая на вопрос РБК, будет ли компания подавать апелляцию на решение суда, был лаконичен: «Обязательно».

В публикации РБК, которую оспаривала «Роснефть», говорилось о том, что в преддверии продажи 19,5% акций «Роснефти» Игорь Сечин, главный исполнительный директор компании и председатель совета директоров «Роснефтегаза» (последняя владеет 69,5% «Роснефти» и выступает продавцом 19,5%), предупреждал правительство о рисках этой сделки, в частности о том, что в результате британская BP, которая уже владеет почти 20% «Роснефти», может увеличить свою долю до блокирующей или заключить акционерное соглашение с новыми акционерами. Эту информацию РБК рассказали два федеральных чиновника и подтвердил источник в самой «Роснефти». По их словам, Сечин также предлагал продать эти акции не на бирже, а найти минимум двух покупателей среди азиатских компаний или фондов.

На прошлой неделе информация источников РБК фактически получила подтверждение. 7 декабря Сечин доложил Владимиру Путину о продаже 19,5% «Роснефти» консорциуму, состоящему из двух инвесторов — катарского суверенного фонда Qatar Investment Authority (QAI) и швейцарского трейдера Glencore. То есть, как и сообщали собеседники РБК, акции проданы не на рынке, а двум инвесторам.

После выхода статьи РБК «Роснефть» опубликовала на своем сайте заявление, где назвала информацию источников издания плодом фантазии журналистов, а затем подала иск на издание и его журналистов, потребовав опровергнуть часть информации. В конце сентября компания внезапно заявила беспрецедентные денежные требования по этому иску — 3,124 млрд руб., а затем увеличила сумму до 3,179 млрд (около $50 млн по курсу ЦБ на 12 декабря). Настолько, по ее мнению, могла снизиться репутация «Роснефти» из-за выхода статьи РБК.

Объем требований нефтяной компании в 1,27 раза больше выручки РБК по МСФО за первое полугодие 2016 года (2,497 млрд руб.), почти в 60 раз выше операционной прибыли холдинга за январь—июнь 2016 года (56 млн руб.). Но на заседании суда в понедельник, 12 декабря, юристы «Роснефти» настаивали на том, что 3,179 млрд руб. — вполне обоснованная и соразмерная компенсация по отношению к стоимости деловой репутации нефтяной компании. «Мы просим взыскать только 0,49% от стоимости репутации», — сказал один из них.

Частичное удовлетворение иска «Роснефти» «уже не напоминает сведения счетов с независимым средством массовой информации», указывает адвокат Алексей Мельников, представляющий интересы двух журналистов РБК — Дзядко и Подобедовой. «До понедельника, 12 декабря, когда было оглашено решение, учитывая характер репрессивных требований «Роснефти» к РБК, это дело носило серьезный политический подтекст. Оно означало, что одно из немногих действительно независимых деловых изданий может быть закрыто», — отмечает юрист, добавляя: «Мы с требованиями «Роснефти» по-прежнему не согласны, но решение по крайней мере находится в правовом поле».

«Почему возник такой широкий общественный резонанс из-за этого дела? Именно из-за неадекватно завышенной беспрецедентной суммы требований, — говорит Мельников. — Будь это обычный спор, я думаю, что общественное внимание было бы раза в три меньше. А угроза того, что перестанет существовать одно из немногих независимых СМИ, что журналисты будут поставлены на уровень экономического разорения, привлекла серьезное внимание и прессы, и общественности».

После решения суда политический накал вокруг дела снизился, соглашается политолог Николай Миронов. «Принято компромиссное решение, и это скорее плюс судебной системе в нынешних условиях. С одной стороны, теперь исковая сумма — это не убийство издания, а подъемные средства. С другой стороны, суд все же признал частично правоту «Роснефти», — рассуждает он.

Политолог Алексей Макаркин согласен, что суд принял компромиссное решение, которое «не уничтожит» РБК. Для крупного издания около 400 тыс. руб. компенсации — подъемная сумма, но для региональных изданий даже ее выплатить было бы непросто, указывает эксперт. «Есть и принципиальный момент. На сегодня в России успехом и победой является то, что тебя не уничтожили, — полагает Макаркин. — Когда человека признают виновным и дают условный срок (хотя человек ощущает себя невиновным), он все равно радуется — ведь он пойдет домой, а не в СИЗО. Видимо, сегодняшнее решение суда было лучшим для РБК из всех реальных сценариев».

Подготовил Денис Твердов