Заметка После отставки Якунина подрядчиками РЖД стали структуры сына Ротенберга и знакомые топ-менеджеров

Фото: Reuters

После громкой отставки президента РЖД Владимира Якунина предсказуемо последовала и смен подрядчиков госмонополии. Как выяснили «Ведомости», многомиллиардные подряды РЖД перешли к структурам, близким Александру Мишарину, Игорю Левитину и сыну Аркадия Ротенберга Игорю.

Подрядчики РЖД не знают, что их ждет, положение их владельцев неустойчиво, жаловались «Ведомостям» сотрудники госкомпании и ее подрядчики вскоре после отставки в августе 2015 г. президента РЖД Владимира Якунина, 10 лет руководившего госмонополией. С уходом руководителя госкомпании у нее неминуемо поменяются крупнейшие подрядчики, объясняли они. «Дальнейшее же его [Якунина] пребывание на этом месте становилось уже опасным для него самого – компания настолько неэффективна и погружена в коррупционные схемы, что рано или поздно это бы закончилось плачевно», – рассказывал «Ведомостям» о причинах отставки федеральный чиновник. По подсчетам «Ведомостей», близкие к Якунину люди – его бывшие советники, помощники и просто знакомые – к тому моменту имели действующие контракты в РЖД на 400 млрд руб. с лишним. Для сравнения: вся инвестпрограмма госмонополии на 2014 г. ненамного превышала эту сумму. Команда нового президента Олега Белозерова занялась ревизией крупных проектов и контрактов РЖД. Год спустя можно констатировать: пул подрядчиков монополии начинает меняться.

Знакомые партнеры

Самым заметным подрядчиком РЖД при Якунине была группа компаний, связанных с совладельцами Интерпрогрессбанка Алексеем Крапивиным, Борисом Ушеровичем, Владимиром Маркеловым и Юрием Ободовским. Алексей – сын Андрея Крапивина, бывшего внештатного советника Якунина. Экс-президент РЖД когда-то объяснял «Ведомостям», что Андрей Крапивин – его давний знакомый, хорошо разбирающийся в банковском деле. По оценке ресурса Slon.ru, на компании, к которым могла иметь отношение группа Крапивина, до 2014 г. приходилось до трети закупок РЖД.

По подсчетам «Ведомостей», к середине 2015 г. в портфеле этих структур заказов от монополии было не менее чем на 350 млрд руб. В том числе подряды самой дорогой на тот момент стройки РЖД – проекта развития БАМа и Транссиба (так называемого Восточного полигона). В него до 2018 г. планировалось вложить в общей сложности 562 млрд руб., из которых 100 млрд руб. выделило бы государство, 150 млрд руб. – фонд национального благосостояния (ФНБ), а остальное – РЖД. До отставки Якунина госкомпания успела разыграть подряды на 300 млрд руб. с небольшим, из которых 215 млрд руб. досталось компаниям, подконтрольным группе Крапивина. Например, приобретенное банкирами специально для участия в конкурсах ООО «ОСК 1520» выиграло в 2014 г. контракт на электрификацию объектов БАМа и Транссиба на 28 млрд руб. Контракты на строительно-монтажные работы стоимостью 143 млрд руб. получила управляющая компания «Бамстроймеханизация» (УК БСМ), на 48% принадлежащая Ободовскому, а на 49,5% – Юрию Коротченко, петербургскому бизнесмену, знакомому сына бывшего первого вице-президента РЖД, а ныне советника президента компании Вадима Морозова (см. врез). Банкиры в 2014 г. выкупили ПАО «Бамстроймеханизация» (ПАО БСМ), получившее контракт по Восточному полигону на 44 млрд руб., у Василия Тарасенко, бессменного гендиректора компании, работавшей на БАМе со времен СССР. В момент смены владельцев новые собственники компании были скрыты за офшорами с Британских Виргинских островов, но Крапивин подтвердил «Ведомостям», что сейчас ПАО БСМ входит в Группу компаний 1520.

Крапивин-старший скончался весной 2015 г., а в августе того же года был отправлен в отставку Якунин. Год спустя группа остается крупнейшим партнером РЖД, но части подрядов она лишилась.

Новые владельцы и руководители

В сентябре 2016 г. гендиректором крапивинской ОСК 1520 был назначен Сергей Клевакин, проработавший более 12 лет в другом подрядчике РЖД – компании «Форатек», специализирующейся на производстве и строительстве контактных сетей для РЖД. Клевакин «показал себя как эффективный руководитель в компании «Форатек ЭТС», объяснил «Ведомостям» Крапивин. Группа ОСК 1520 при этом стала основным акционером «Форатека», передал он «Ведомостям». Когда, как именно это произошло и во сколько обошлось его структурам, Крапивин не раскрывает. До 2015 г. «Форатек» выигрывала заказы РЖД не более чем на 400 млн руб. в год, но с 2015 г. сотрудничество с госкомпанией и ее «дочками» вышло на новый уровень: за прошлый год группа получила в 3,5 раза больше подрядов – на 1,39 млрд руб., а в этом году уже на 2 млрд руб.

Публикации, утверждавшие, что группа «Форатек» может быть близка Александру Мишарину, появлялись в СМИ в течение 20 лет. Мишарин за это время успел поработать директором департамента промышленности и инфраструктуры аппарата правительства России, заместителем министра путей сообщения и транспорта, начальником Свердловской железной дороги и губернатором Свердловской области. И его представители, и топ-менеджеры «Форатека» эту близость все это время отрицали. Установить всех владельцев «Форатека» по регистрационным документам сложно: у кипрских учредителей компаний группы по нескольку раз менялись собственники. Еще в 2008 г. среди них мелькнула Solace Investing Ltd с Британских Виргинских островов, акционерами которой, по данным Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ), были Андрей Крапивин, Ушерович и Маркелов. Другие офшоры, по данным ICIJ, контролировал давний знакомый Мишарина – бизнесмен Владимир Чижевский.

Партнер Чижевского – миноритарий «Форатека» Петр Короткевич и Мишарин работали вместе в Министерстве путей сообщения (МПС), затем на Свердловской железной дороге и в 90-е даже жили в одном доме в Екатеринбурге, вспоминал бывший депутат Екатеринбургской городской думы Леонид Волков. Их соседом был и Чижевский. Когда возглавляемая Чижевским люксембургская компания Advanced Communication Systems учредила одну из первых компаний группы «Форатек» – ЗАО «Форатек коммуникейшнс», Мишарин вошел в ее совет директоров. Компания в то время поставляла на Свердловскую железную дорогу телекоммуникационное оборудование Siemens. В 2003 г. МПС выбрало другую компанию группы – «Форатек энерго» – генподрядчиком программы обновления хозяйства электроснабжения МПС, писала отраслевая газета «Гудок».

Миноритарием и гендиректором группы «Форатек» стал Клевакин. Он рассказал несколько лет назад изданию «Деловой квартал», что сам позвал к себе в заместители двоюродного брата Мишарина Андрея, с которым был давно знаком.

В 2011 г. тогдашний депутат гордумы Волков пожаловался в ФАС на один из проектов «Форатека»: по его мнению, компания, не имевшая опыта строительства автомобильных дорог, необоснованно выиграла дорожные подряды на сумму более 1 млрд руб., при этом фактически работы выполнил за меньшие деньги проигравший участник – «Свердловскавтодор». Волков был уверен, что поддержку «Форатеку» оказывал тогдашний губернатор Мишарин. ФАС признала действия участников конкурсов картельным сговором, но в суде «Форатеку» удалось оспорить это решение. Тем не менее вскоре менеджмент «Форатека» признал попытку автодорожного строительства неудачной и пообещал больше автодорогами не заниматься.

«Форатек» не имеет никакого отношения к Александру Мишарину, как и сам Мишарин не имеет никакого отношения к нашей группе компаний, – передал «Ведомостям» Крапивин. «К данной компании я не имел, не имею и не планирую иметь какого-либо отношения», – подтвердил «Ведомостям» Мишарин.

После отставки Якунина полностью поменялись владельцы крупнейшего подрядчика РЖД по Транссибу – УК БСМ. В СПАРК эти изменения отражены так. В декабре 2015 г. 48% акций продал прежним владельцам компании – нескольким физлицам Ободовский, а в августе 2016 г. свои 49,5% продал Коротченко. После этого владельцем 50% стало ООО «Абас инвест», единственным гендиректором и учредителем которого является Екатерина Девяткина. Гендиректором УК БСМ в апреле 2016 г. был назначен Александр Мискарян, бывший медиаменеджер из Санкт-Петербурга, до 2013 г. руководивший региональной дирекцией ЗАО «АИФ» (входило в холдинг «Медиа3» братьев Дмитрия и Алексея Ананьевых). С 2014 г. Мискарян работал заместителем гендиректора УК БСМ и входил в ревизионную комиссию ПАО БСМ.

Кстати, в ПАО БСМ с октября 2016 г. тоже появился новый гендиректор. Вместо сына бывшего владельца Виталия Тарасенко совет директоров на пять лет закрепил эту должность за петербуржцем Сергеем Васильевым. Поменялись владельцы и в «Сетьстройэнерго». Новые руководители представляют «наши интересы», уверяет Крапивин: «Мы меняемся, реформируемся, оптимизируемся». По его словам, все его активы и активы партнеров войдут в создаваемую Группу компаний 1520, которая в будущем станет «более открытой структурой».

Высокоскоростное проектирование

Крапивин и его партнеры были не только крупнейшими строителями РЖД, но и монополистами в проектировании железных дорог. В 2013 г. РЖД заключила договор на выполнение всех проектных работ с лимитом в 150 млрд руб. и сроком до 31 декабря 2017 г. с компанией «Росжелдорпроект». В ней 75% принадлежит «Ленгипротрансу», которым напрямую владеют Маркелов, Крапивин (по 24,99% у каждого) и Ушерович (12,47%). Благодаря долгосрочному договору выручка «Росжелдорпроекта» с 2013 г. стабильно превышала 25 млрд руб. в год. Доля компании в проектно-изыскательских работах РЖД составляет более 88%, сообщал «Росжелдорпроект» в отчете за 2014 г.

Но недавно монополия проектной компании Крапивина закончилась. В апреле 2015 г. «дочка» РЖД – ПАО «Скоростные дороги» провела открытый конкурс на проектирование участка Москва – Казань высокоскоростной магистрали Москва – Казань – Екатеринбург. Единственным участником и победителем конкурса на 24,5 млрд руб. стал «Мосгипротранс», в консорциум с которым вошли «Нижегородметропроект» и China Railway Eryuan Engineering Group Co. Ltd. Правда, летом 2016 г. РЖД снизила сумму контракта до 22 млрд руб.

«Мосгипротранс» – крупнейший конкурент «Росжелдорпроекта» – долгое время вынужден был оставаться на вторых ролях. Из-за монопольного положения «Росжелдорпроекта» компания попала в разряд соисполнителей 2–3-го уровня, при этом являясь основным разработчиком проектов объектов железнодорожной инфраструктуры, сообщил «Мосгипротранс» в годовом отчете за 2015 г. Более того, компания указывала, что «монопольное положение ПАО «Росжелдорпроект» на рынке проектных работ кардинально влияет на сроки выполнения проектов и ведет к неоправданному завышению финансовых затрат РЖД». Подряд на проектирование ВСМ Москва – Казань важен не только размером контракта, хотя он уже позволил «Мосгипротрансу» значительно поправить финансовое положение. Выручка компании в 2015 г. взлетела в 7 раз до 3,6 млрд руб. Чистая прибыль в 2015 г. составила 715 млн руб.

Следует вспомнить, что очень часто в строительных тендерах побеждают компании, проектные институты которых разрабатывали проекты. Стоимость строительства первой очереди магистрали РЖД оценивает в 1 трлн руб., почти в 2 раза дороже реконструкции БАМа и Транссиба. Стоимость второго участка, Казань – Екатеринбург, по предварительным расчетам, будет еще выше. Предполагается, что 60% финансирования для проектов предоставят китайские банки. Проект разделен на два участка: Москва – Нижний Новгород и Нижний Новгород – Казань, предполагается, что по этим участкам будут заключены концессионные соглашения, сообщил представитель Мишарина. Концессионером будет специально созданная проектная компания, где главным акционером станет «дочка» РЖД «Скоростные магистрали».

От прачечных к поездам

Как «Мосгипротрансу» удалось одержать столь важную победу? «Договор «Росжелдорпроекта» с РЖД подразумевает обычные проекты, а тут речь шла о проектировании высокоскоростной магистрали, на которую монополия не распространяется», – заявил «Ведомостям» один из акционеров «Мосгипротранса». При этом сам «Мосгипротранс» чуть было не оказался в группе Крапивина.

В январе 2014 г. партнер Крапивина Ободовский на приватизационных торгах за 185 млн руб. выкупил 15% «Мосгипротранса» у Росимущества. Этот небольшой пакет фактически позволял контролировать «Мосгипротранс», потому что владение более чем 60% акций компании было закольцовано. Летом 2015 г., после победы в конкурсе «Скоростных дорог», в совет директоров «Мосгипротранса» вошли два представителя Крапивина.

Но пробыли они там недолго. В конце сентября 2015 г., вскоре после отставки Якунина, совет директоров «Мосгипротранса» полностью обновился, мест для представителей Крапивина и прежнего менеджмента в нем не нашлось. Крапивин рассказал «Ведомостям», что в сентябре 2016 г. 15% «Мосгипротранса» были проданы мажоритарному акционеру. Назвать его он отказался. «Не скрою, ранее мы сами хотели принять участие в этом масштабном и интересном проекте, но условия договора на проектирование ВСМ показались нам крайне рискованными в части финансирования и сроков исполнения», – передал Крапивин.

Крупнейшими владельцами «Мосгипротранса» стали совладелец группы Cotton Way Александр Уткин и его партнеры. Как рассказал «Ведомостям» Уткин, его партнеры консолидировали 80% «Мосгипротранса», сам он стал бенефициаром 7% акций проектной компании. Кемеровский бизнесмен Уткин в начале 2000-х работал в компаниях, близких к Искандеру Махмудову и Максиму Ликсутову, например в ЗАО «Трансуголь». Потом был больше известен своим бизнесом по «аренде текстиля». Его компании сдают в аренду РЖД постельное белье, занавески, матрасы и полотенца. Стирает и чистит этот текстиль входящая в холдинг компания «Мастер клининг» в арендованных у РЖД на 15 лет прачечных. Все затраты включены в стоимость пассажирского билета (при условии покупки постельного белья). Стабильный бизнес приносит компании Уткина 2 млрд руб. выручки в год. В 2014 г. Уткину удалось привлечь инвесторов – 40% Cotton Way за 3,6 млрд руб. приобрели РФПИ и ЕБРР.

По словам Уткина, среди крупных владельцев «Мосгипротранса» есть его старый знакомый Алексей Никифоров, но Махмудова среди них нет. «Мосгипротранс» был последним интересным активом в сегменте проектирования железных дорог и стоил недорого» – так объясняет покупку компании Уткин, не раскрывая сумму сделки. По его словам, его позвали друзья, чтобы он помог структурировать бизнес проектной компании и сделать его рыночным.