Заметка В США зампредставителя ВЭБа Бурякова приговорили к 2,5 годам тюрьмы за шпионаж

Фото: AP

Федеральный суд Южного округа Нью-Йорка приговорил заместителя представителя Внешэкономбанка в Нью-Йорке Евгения Бурякова к 2,5 годам тюремного заключения и штрафу в размере $10 тыс. Экс-сотрудника ВЭБа обвинили в сборе закрытой экономической информации.

Как пишет «Коммерсант», накануне федеральный судья Ричард Берман огласил приговор Евгению Бурякову. То, что наказание окажется относительно мягким, было известно заранее. Даже штраф россиянину был назначен минимальный — $10 тыс. вместо возможных по вменяемому господину Бурякову обвинению $100 тыс. «С учетом того, что ваш заработок составлял около $240 тыс. в год, думаю, назначенный штраф будет для вас приемлемым»,— обратился судья Берман к подсудимому, прервав чтение приговора. Обвиняемый, одетый в тюремную робу черного цвета и аккуратно подстриженный, согласно кивнул. Вообще, подсудимый выглядел во время всего заседания спокойно, а после завершения чтения приговора даже улыбнулся.

Заместитель представителя Внешэкономбанка в Нью-Йорке Евгений Буряков был задержан 26 января 2015 года сотрудниками ФБР. Ему предъявили обвинение в сборе секретных сведений в интересах Службы внешней разведки (СВР), в материалах американских правоохранителей фигурировали аудиозаписи телефонных переговоров господина Бурякова с двумя другими россиянами (они к тому времени вернулись на родину). Поначалу все обвинения господин Буряков отвергал, но в начале марта этого года, во время предварительных слушаний в суде, он изменил свою позицию. Россиянин признался, что без предварительного уведомления генерального прокурора США собирал информацию экономического характера. В обмен в рамках сделки прокуратура оставила в фабуле обвинения лишь один пункт об агентской деятельности господина Бурякова, убрав в том числе упоминание СВР и распечатки телефонных переговоров. Тем самым возможное наказание россиянину было снижено с 15 лет до 5 лет заключения, при этом прокуроры пообещали, что попросят суд назначить подсудимому два с половиной года тюрьмы, и сдержали слово. Прений в зале суда не было, от последнего слова россиянин отказался. Председательствующий мог не согласиться с прокуратурой и все-таки осудить господина Бурякова на пять лет, но делать этого не стал. После оглашения своего решения судья пояснил, что 30 месяцев — «вполне адекватное наказание», принимая во внимание характер преступления, личность подсудимого, отсутствие криминального прошлого и то, что он не будет в дальнейшем представлять опасности для США, ибо обязуется сразу после отбытия срока в течение 48 часов покинуть Америку навсегда. «Наказание также предусматривает три года нахождения под надзором, но в нашем случае это маловероятно»,— позволил себе пошутить господин Берман.

Судья отдельно отметил, что личность финансиста положительно охарактеризовали его жена, дети и родители, а также непосредственный начальник в ВЭБе. Так, Андрей Саратов, заместитель руководителя департамента ВЭБа, сообщил в присланном в суд письме, что Евгений Буряков прекрасно пишет справки экономического характера, добродушен и всегда готов прийти на помощь коллегам и друзьям. «Например, когда он узнал, что мне нужны лекарства, которых нет в Москве, но можно купить в Нью-Йорке, он тут же взялся помочь и передал очень быстро, хотя сам был уставшим и загруженным работой…— зачитал письмо судья.— Я надеюсь, что ему скоро будет позволено вернуться домой к семье».

После заседания адвокат россиянина Скотт Эршман сообщил «Ъ», что не сомневается в том, что его клиент окажется на родине уже через десять с небольшим месяцев, поскольку ему зачтут 16 месяцев, проведенных под арестом до суда, а также сократят срок за примерное поведение в тюрьме. «Господин Буряков пребывает в добром здравии и с благодарностью воспринял приговор. Он скоро вернется к своей семье»,— сказал Эршман. Адвокат также отметил, что большой победой защиты было устранение изначального обвинения в шпионаже. «Господин Буряков не сотрудничал со следствием и другими правительственными органами США, он только признал свою вину»,— добавил господин Эршман.

Подготовил Денис Твердов